Мы в соцсетях

Техника

Подробный каталог вооружения и военной техники, представленной
в экспозициях Центрального музея Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.
Бронетанковая техника

На выставке вооружения, военной техники и фортификационных сооружений Центрального музея Великой Отечественной войны представлена достаточно полная коллекция советской бронетанковой техники периода войны, английской и американской бронетехники, поставлявшейся в Советский Союз в 1941 - 1945 годах по ленд-лизу, а также бронетехника наших основных противников в годы войны - Германии и Японии.

В годы Второй мировой войны, бронетанковые войска, как по­казал опыт их боевого примене­ния, играли решающую роль в сражени­ях, выполняя широкий круг за­дач во всех видах боя как само­стоятельно, так и вместе с дру­гими родами войск. Они росли как количественно, так и каче­ственно, по праву став главной ударной силой армий различных государств. За шесть лет Второй мировой войны в сражениях с обеих сторон приняли участие око­ло 350 000 бронированных боевых машин: танков, самоходных артиллерийских установок (САУ), бронеавтомобилей (БА) и бронетранспортеров (БТР).                                             

Советская военная мысль в предвоенные годы отво­дила танкам важную роль. Их предусматривалось использовать во всех видах бо­евых действий. В составе стрел­ковых соединений они предназна­чались для прорыва тактической зоны обороны как средство непос­редственной поддержки пехоты (НПП), действующие в тесном взаимодействии с другими рода­ми войск. Большая же часть тан­ков находилась на вооружении танковых и механизированных соединений, имевших задачу развить успех в оперативной глубине после про­рыва обороны.

В ходе первых пятилеток в Советском Союзе была создана необходимая производственная база для массового выпуска танков. Уже в 1931 году заводы дали Красной армии 740 машин. Для сравнения: в 1930 году войска получили всего 170 танков, а в 1932 году – 3121 машину, в том числе 1032 легких танков Т-26, 396 лег­ких быстроходных танков БТ-2 и 1693 танкетки Т-27. Такого количества танков в то время не строила ни одна другая страна. И этот темп практически поддерживался вплоть до начала Вели­кой Отечественной войны.

В 1931 - 1941 годах в СССР было создано 42 образца различных типов танков, из них 20 об­разцов - приняты на вооружение и запущены в серийное производство: танкетки Т-27; легкие танки сопровожде­ния пехоты Т-26; легкие колесно-гусеничные быстроходные танки механизированных соединений БТ-5/БТ-7; легкие разведывательные плавающие танки Т-37/Т-38/ Т-40; средние танки непос­редственной поддержки пехоты Т-28; тяжелые танки дополнительного качественного усиления при про­рыве укрепленных полос Т-35. Тогда же в Советском Союзе предпринимались попытки создать самоходные ар­тиллерийские установки. Однако полностью отработать и запустить в серийное производство САУ тогда не удалось.

Всего же в  Советском Союзе за эти десять лет было изготовлено 29 262 танка всех типов. В 1930-е годы в нашей стране при разработке лег­ких танков предпочтение отдава­лось колесно-гусеничным маши­нам, составлявшим тогда основу ­танкового парка Красной армии.

Боевые действия в ходе граждан­ской войны в Испании 1936 - 1939 годах показали, что танки с противопульной броней уже ус­тарели. Советские танкисты и технические специа­листы, побывавшие в Испании, пришли к выводу о необходимо­сти довести толщину лобовой бро­ни корпуса и башни до 60 мм. Тогда танку будут не страшны противотанковые пушки, которы­ми начали оснащаться сухопут­ные войска различных стран. Для такой сравнительно тяжелой ма­шины, как показали испытания, оптимальным являлся чисто гусе­ничный движитель. Этот вывод советских конструкторов лег в ос­нову при создании нового среднего танка Т-34, по праву завоевавшего в годы Великой Отечественной войны славу лучшего в мире танка.

На рубеже 1930-х - 1940-х годов отече­ственные танкостроители вырабо­тали четкое представление о перс­пективах развития бронетанковой техники. В Совет­ском Союзе были предприняты различные меры для укрепления Вооруженных Сил. В результате, Красная армия полу­чила новые средние (Т-34) и тяжелые (КВ-1 и КВ-2) танки, обладавшие противоснарядной броней, мощным воо­ружением и высокой подвижно­стью. По боевым качествам они превосходили зарубежные образ­цы и полностью отвечали  совре­менным требованиям.

Разработка танков, двигателей, вооружения в СССР осуществлялась конструкторскими коллективами под руководством Н.Н. Козырева (Т-27), Н.Н. Барыкова (Т-26 и Т-28), А.О. Фирсова (БТ), Н.А. Астрова (Т-37), О.М. Иванова (Т-35), М.И. Кошкина и А.А. Морозова (Т-34), Ж.Я. Котина (КВ и ИС-2), М.Ф. Балжи (ИС-3), И.Я. Трашутина и К. Челпана (дизельный двигатель В-2), В.Г. Грабина (танковые пушки, В.А. Дегтярева (танковые пулеметы), Е.И. Марона и В.А. Агнцева (танковые прицелы).

К 1941 году в СССР было организовано серийное производст­во танков, отвечающее всем требованиям того времени. К началу Великой Отечественной войны, а затем и в ходе войны танки выпускали около двух десятков заводов страны: Ленинградский Кировский завод, Московский завод им. С. Орджоникидзе, Харьковский паровозостроительный завод, Сталинградский тракторный завод, Горьковский за­вод «Красное Сормово», Челябинский Кировский завод («Танкоград»), Уральский танковый за­вод в г. Нижний Тагил и др.

 Массовые поставки бронетанковой техники позволили при­ступить в середине 1930-х годов к организации в Красной армии механизированных корпу­сов, что на 5 - 6 лет опередило появ­ление подобных соединений в воо­руженных силах Германии и дру­гих стран. Уже в 1934 году  в Красной армии был создан новый род войск - автобронетанковые войска (с декабря 1942 года - бро­нетанковые и механизированные вой­ска), которые и по сей день являются главной ударной силой Сухопутных войск. Тогда же были развернуты 5-й, 7-й, 11-й и 57-й особые механизиро­ванные корпуса, преобразованные в августе 1938 года в танковые корпуса. Однако автобронетанковые войска находились в стадии реор­ганизации.  В 1939 году эти соединения были рас­формированы из-за неправильной оценки боевого опыта использования танков в Испании. В мае 1940 года автобронетанковые вой­ска Красной армии состояли из: одной танковой бригады Т-35; трех бригад Т-28; 16 танковых бригад БТ; 22 танковых брига­д Т-26; трех мотоброневых брига­д; двух отдельных танковых по­лков; одного учебного танкового полка и одного учебного батальона мотоброневых частей. Их общая числен­ность составляла - 111 228 человек. Сухопутные войска включали также шесть моторизованных дивизий. В каждой из них был один танковый полк. Всего моторизованная диви­зия имела по штату 258 легких танков.

 Изучение боевого опыта использования бронетанковых и механизированных войск  в ходе начавшейся Второй мировой войны позволило советским военным специалистам разработать научно обоснованную теорию боевого применения танковых и                      механизи­рованных соединений и частей, как в общевойсковом бою, так и при самостоятельных действи­ях. Эта теория получила дальнейшее развитие в ходе Великой Отечественной войны.

Боевые действия, которые вели у р. Халхин-Гол части и соединения Красной армии наглядно доказали, что многого можно добиться активным применением мобильных танковых соединений. Мощные танковые соединения широко использовались Германией в ходе первого периода Второй мировой войны. Все это доказывало, что необходимо срочно вернуться к созданию крупных бронетанковых соединений. Поэтому, в 1940 году, в Красной армии начинается восстановление 9 механизированных  кор­пусов, 18 танковых и 8 механизированных дивизий, а в феврале - марте 1941 года – началось формирование еще 21 механизированного корпуса. Для полного укомплектования новых мехкорпусов требовалось 16 600 танков только новых типов, а всего - около 32 000 танков.

13 июня 1941 года замести­тель начальника Генерального шта­ба генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин в «Справке о развертыва­нии Вооруженных Сил СССР на случай войны на Западе» отмечал: «Всего в СССР имеется 303 диви­зии: стрелковых дивизий - 198, танковых дивизий - 61, моторизованных дивизий - 31...» Таким образом, вместо 42 прежних танковых бригад и шести моторизованных дивизий в Красной армии за неделю до начала войны насчитывалось 92-е танковые и мото­ризованные дивизии. Однако вследствие столь стремительной ре­организации войск  полностью пол­учили необходимое вооружение и боевую технику меньше половины формируемых корпусов. В танковых частях остро ощущалась нехват­ка командиров-танкистов и техни­ческих специалистов, так как  при­шедшие из стрелковых и кавале­рийских соединений командиры не имели практического опыта по бое­вому использованию танковых войск и эксплуатации бронетанко­вой техники.

На 1 июня 1941 года танковый парк советских сухопутных войск насчитывал 23 106 танков, в том числе 18 690 боеготовых. В пяти западных приграничных окру­гах - Ленинградском, Прибал­тийском Особом, Западном Осо­бом, Киевском Особом и Одес­ском - на 22 июня 1941 года нахо­дилось 12 989 танков, из них 10 746 боеготовых и 2243 требо­вавших ремонта. Из общего коли­чества машин около 87% составляли легкие танки Т-26 и БТ. Относительно новыми образ­цами там являлись легкие Т-40 с пулеметным вооружением, средние Т-34 (1105 единиц), тяжелые КВ-1 и КВ-2 (549 единиц).

В сражениях первого периода Великой Отечественной войны с ударны­ми группировками вермахта час­ти Красной армии лишились большого количества своей боевой тех­ники. Только в 1941 году, в ходе Прибалтийской обо­ронительной операции (22 июня - 9 июля) потеряны 2523 танка; в Белорусской (22 июня - 9 июля) - 4799 машин; на Запад­ной Украине (22 июня - 6 июля) - 4381 танк. Восполнение потерь стало одной из основных задач советских танкостроителей.

В ходе войны относительное ко­личество легких танков в действу­ющей армии непрерывно сокра­щалось, хотя в 1941-1942 годах их выпуск в количественном отноше­нии  вырос. Это объяснялось не­обходимостью в сжатые сроки снабдить войска возможно боль­шим числом боевых машин, а на­ладить производство легких тан­ков было сравнительно просто.

Одновременно велась их модернизации, и в первую оче­редь,  усиление брони.

Осенью 1941 года создается легкий танк Т-60, а в 1942 году - Т-70. Их внедрению в серийный выпуск способствовала дешевизна произ­водства, благодаря применению автомобильных агрегатов, а также про­стота конструкции. Но война по­казала, что легкие танки недоста­точно эффективны на поле боя из-за слабости вооружения и брони. Поэтому с конца 1942 года их вы­пуск заметно сократился, а позд­ней осенью 1943 года был прекращен.

Освободившиеся производствен­ные мощности использовались для выпуска легких самоходных установок СУ-76, созданных на базе Т-70. Средние танки Т-34 с первых дней при­няли участие в боевых действиях. Они имели несомненное превос­ходство над немецкими танками Рz. Крfw. III и Рz. Крfw. IV. Германским специа­листам пришлось срочно зани­маться модернизацией своих машин.

Весной 1942 года на Восточном фронте появился танк Рz. Крfw. IV модификации F2 с новой 75-мм пушкой и усиленной бро­ней. В дуэльном поединке он  вы­игрывал у Т-34, но уступал ему в маневренности и проходимости. В ответ советские конструкторы усилили пушку у Т-34 и толщину лобовой брони башни. К лету 1943 года немцы оснастили танковые части новыми танками и самоходными артиллерийскими установками (Рz. Крfw. V «Пантера»; Рz. Крfw.VI «Тигр»; САУ «Фердинанд» и др.) с более мощной бронезащитой, огонь из их 75- и 88-мм длинноствольных орудий поражал нашу бронетехнику с расстояния 1000 и более метров.

Новые советские танки Т-34-85 и ИС-2, вооруженные 85-мм и 122-мм пушками (соответственно), к началу 1944 года смогли восстановить преимущество советской бронетехники по бронезащите и огневой мощи. Все это вместе взятое, позволило Советскому Союзу получить безоговорочное преимущество перед Германией, как по качеству бронетанковой техники, так и по количеству выпущенных образцов.

Кроме того, начиная с 1943 года, Красная армия начала получать большое  количество са­моходных артиллерийских уста­новок. Потребность в них выяви­лась еще в первые месяцы боевых действий, а уже летом 1941 года на мос­ковском автозаводе им. И.В. Ста­лина в спешном порядке на полу­бронированных артиллерийских тягачах Т-20 «Комсомолец» монтировалась 57-мм противотанковая пушка ЗИС-2 образца 1941 года. Эти самоходные установки получили обозначение ЗИС-30.

23 октября 1942 года ГКО постановил начать работы по созданию САУ двух типов: легких - для непосредственной огневой поддержки пехоты и сред­них, бронированных как средний танк Т-34 - для поддержки и сопровождения танков в бою. Танкостроители для легкой САУ, оснащенной 76-мм пушкой ЗИС-3, использовали базу танка Т-70. Эта машина была хо­рошо отработана и относительно проста в производстве. Учитыва­лось и то, что поставки легких танков на фронт постепенно со­кращались. Затем появились: средняя САУ СУ-122 - гаубица калибра 122 мм на базе танка Т-34 и тя­желая СУ-152 - 152-мм пушка-гаубица на базе танка КВ-1С. В 1943 году ВГК принимает решение о пе­редаче самоходных артиллерийских установок из ГАУ в ведение Командующего бронетанковыми и механизированными войсками. Это  способствовало резкому повышению качества САУ и росту их производства. В том же, 1943 году началось формирование самоходных артиллерийских по­лков для танковых, механизирован­ных и кавалерийских корпусов. В наступлении легкие САУ со­провождали пехоту, средние и тя­желые САУ вели борьбу с танка­ми, штурмовыми орудиями, противотанковой артиллерией про­тивника, разрушали оборонитель­ные сооружения.

Роль САУ возросла в условиях широкого применения противни­ком танков «Пантера» и «Тигр». Для борьбы с ними совет­ские войска получили машины СУ-85 и СУ-100.  

100-мм орудие, установленное на САУ СУ-100, превосходило 88-мм пушки немецких танков и САУ по мощности бронебойного и осколочно-фугасного снарядов, не уступая им в скорострельно­сти. В ходе войны самоходные артиллерийские установки показали себя как высокоэффективное грозное оружие и по предложе­нию танкистов конструкторы разработали САУ на базе тяжелых танков ИС-2, а в боекомплект тяжелых самоходных установок ИСУ-122 и ИСУ-152 поступили бронебойные снаряды, позволявшие, на заключительном этапе войны, поражать практически все типы немецких танков и САУ. Легкие САУ разрабатывались в КБ под руководством С.А. Гинзбурга (СУ-76); Л.Л. Терентьева и М.Н. Щукина (СУ-76 М); средние - в КБ под руководством Н.В. Курина, Л.И. Горлицкого, А.Н. Ба­лашова, В.Н. Сидоренко (СУ-122, СУ-85, СУ-100); тяжелые – в КБ под руководством Ж.Я. Котина, С.Н. Махонина, Л.С. Троянова, С.П. Гуренко, Ф.Ф. Петрова (СУ-152, ИСУ-152, ИСУ-122).

В январе 1943 года в РККА началось формирование танковых армий однородного состава - появились 1-я и 2-я  танковые армии, а к лету того же года в Красной армии  имелось уже пять танковых армий, которые состояли из двух танковых и одного механизированного корпусов. Теперь бро­нетанковые и механизированные войска  включали в себя: танковые армии, танковые и механизированные корпуса, танковые и механизированные бригады и полки.

Советская бронетанковая техни­ка в течение войны не уступала технике вермахта, а зачастую и превосходила ее как качественно, так и количественно. Уже в 1942 году в СССР было выпущено 24 504 танка и САУ, т.е. в четыре раза больше, чем произвела в том же году промышленность Германии (5953 танка и САУ). Учитывая не­удачи первого периода войны, это был настоящий подвиг советских танкостроителей.

Генерал-полков­ник инженерно-технической служ­бы Ж.Я. Котин отмечал, что в этом огромную роль сыграла нео­ценимая черта советской школы танкостроения — максимально возможная простота конструк­ции, стремление к сложному только в том случае, если нельзя добиться такого же эффекта про­стыми средствами.

Постоянно возрастало количество советских танков, участвовавших в операциях: в Московской битве (1941 – 1942 годы) участвовало 780 танков, в Сталинградской битве (1942 – 1943 годы) - 979, в Белорусской стратегической наступательной операции (1944 год) - 5200, в Берлинской операции (1945 год) - 6250 танков и САУ. По словам начальника Генерального штаба Красной армии генерала армии А.И. Антонова, «…вторая половина войны прошла под знаком преобладания наших танков и самоходной артиллерии на полях сражений. Это позволяло нам осуществлять оперативные маневры огромного размаха, окружать крупные группировки противника, преследовать его до полного   уничтожения».

Всего в 1941 - 1945 годах совет­ская танковая промышленность да­ла фронту 103 170 танков и САУ (последних - 22 500, из них – средних -  более 2000, а тяжелых  -  более 4200), Из этого количества на долю легких танков приходилось 18,8 %, средних - 70,4 %  (Т-34 с 76-мм пушкой 36 331, а с пушкой 85-мм – еще 17 898 танков) и тяжелых - 10,8%.

В ходе боев около 430 000 боевых машин были возвра­щены в строй после ремонта в             поле­вых или заводских условиях, то есть каждый изготовленный промышленностью танк ремонтировался и восстанавливался в среднем более четырех раз.

Наряду с массовым производством бронетанковой техники в годы Великой Отечественной войны в Красная армия получала танки и САУ, поступавшие из Великобритании, Канады и США по ленд-лизу. Перевозка бронетанковой техники осуществлялась в основном по трем марш­рутам: северному - через Атлан­тику и Баренцево море, южно­му - через Индийский океан, Персидский залив и Иран, вос­точному - через Тихий океан. Первый транспорт с танка­ми прибыл в СССР из Велико­британии в сентябре 1941 года. А уже к началу 1942 года Красная армия получила 750 английских и 180 американ­ских танков. Многие из них ис­пользовались в битве  под Моск­вой зимой 1941 - 1942 года. Всего годы Великой Отечественной войны для Советского Сою­за, по западным источникам, было отгружено в Великобритании 3805 танков, в том числе 2394 «Валентайн», 1084 «Матильда», 301 «Черчилль», 20 «Тет­рарх», 6 «Кромвелл». К ним следует добавить 25 мостовых танков «Валентайн». Канада предоставила СССР 1388 танков «Валентайн». В США на корабли были погружены по ленд-лизу 7172 танка, в том числе 1676 легких МЗА1, 7 легких М5 и М24, 1386 средних МЗАЗ, 4102 средних М4А2, один  М26, а также 707 противотанковых САУ (в основном М10 и М18), 1100 зенитных САУ (М15, М16 и М 17), и 6666 бронетранспортеров. Однако не все эти машины при­няли участие в боевых действиях. Так, под ударами германского фло­та и авиации вместе с судами арк­тических конвоев на морское дно были отправлены 860 американских и 615 английских танков. С достаточно высокой  до­лей достоверности можно сказать, что в СССР за четыре года войны были доставлены 18 566 единиц бронетехники, из них:10 395 тан­ков, 6242 БТР, 1802 САУ и 127 БРЭМ, которые использовались в частях, соединениях и учебных подразделениях Красной армии.

Советские танкисты в годы Великой Отечественной войны показали примеры эффективного использования бронетанкового оружия, хотя враг был силен и имел очень мощную боевую технику. Родина по достоинству отметила подвиг советских танкистов: в их рядах - 1150 Героев Советского Союза (в том числе 16 - дважды Героев), а более 250 000 - были награждены орденами и медалями.  1 июля 1946 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был учрежден профессиональный праздник «День танкиста» - в ознаменование больших заслуг бронетанковых и механизированных войск в разгроме противника в годы Великой Отечественной войны, а также за заслуги танкостроителей в оснащении Вооруженных Сил страны бронетанковой техникой. Глубоко симво­лично, что на пьедесталы памят­ников в честь освобождения со­ветских городов от нацистской неволи нередко устанавливали легендарный танк Т-34, а многие из советских танков того времени – заняли свое почетное место во многих отечественных музеях.

В современном виде бронетанковые войска представляют главную ударную силу Сухопутных войск, являясь мощным средством вооруженной борьбы, предназначенным для решения наиболее важных задач в различных видах боевых действий. Значение танковых войск как одного из главных родов Сухопутных войск сохранится и в ближайшем обозримом будущем. При этом танк сохранит за собой роль ведущего универсального боевого средства Сухопутных войск. В послевоенные годы на вооружение бронетанковых войск поступили многочисленные современные образцы танков, самоходных артиллерийских установок, бронетранспортеров, боевых машин пехоты и боевых машин десанта, в которых воплотились последние достижения отечественной науки и техники.

Германская армия - наш главный противник в годы Великой Отечественной войны, имела очень мощные бронетанковые войска (панцерваффе). Версальским мирным договором 1919 года Германии было запрещено иметь танковые войска и выпу­скать бронированные машины. Однако в нарушение его условий уже в конце 1920-х годов  немцы начали втайне вести работы в области танкострое­ния, а с приходом к власти  Гитле­ра в январе 1933 года все ограничения Версальского договора были от­брошены, и в Германии ускорен­ными темпами началось создание массовой армии. Особое место в ней предназначалось танкам.

Инициатором строительства бро­нетанковых сил и теоретиком их использования в войне стал генерал Г. Гудериан. Согласно его взглядам, танки должны были применяться массированно в составе крупных ударных ме­ханизированных  сое­динений во взаимодействии с другими родами войск, в первую очередь с авиацией. Прорвав не­приятельскую оборону, и, не дожи­даясь пехоты, танки должны выхо­дить на оперативный простор, громить тылы, нарушая связь и парализуя работу штабов против­ника. Он пере­числял достоинства танков в следующем порядке: по­движность, вооружение, броня и средства связи.

Германские панцерваффе стали в годы Второй мировой войны основой «блицкрига», составляя основную ударную силу Сухопутных войск Третьего Рейха. В вермахте отказались от деления танков по предназначению - на пехотные и крейсерские. Танки, сведен­ные в крупные соединения, должны были выполнять при необходимости любые функции: и танков сопровождения пехо­ты, и танков развития успеха. Хотя полный отказ от относительно небольших танко­вых частей, предназначенных для тесного взаимодействия с пехотными соедине­ниями и частями также нельзя признать удачным. В вермахте перешли (аналогич­но РККА) к подразделению танков на лег­кие, средние и тяжелые. Но если в СССР таким критерием являлась только масса танка, то в Германии танки долгое время подразделялись по классам, как по массе, так и по вооружению. Например, перво­начально танк Рz. Крfw. IV рассматривал­ся как тяжелая боевая машина, исходя из его вооружения - 75-мм пушки, - и считался таковым вплоть до лета 1943 года.  

Все танки, поступавшие на вооружение вермахта, получали буквенную аббревиа­туру Рz. Крfw. (сокращенное от Раnzeгkampfwagen - бронированная боевая ма­шина) и порядковый номер. Модифика­ции обозначались буквами латинского ал­фавита и аббревиатурой Аusf. – (сокр. Аusfuhrung - модель, вариант). Командирские танки обозначались Рz.Bf.Wg.  (Panzerbefehlswagen). Одновременно с этим видом обозначе­ния использовалась и сквозная система для всех подвижных средств вермахта. По сквозной системе большая часть бронетанковой техники вермахта (за не­которыми исключениями) получала обо­значения Sd. Kfz. (сокр. Sonderkraftfahrzeug - машина специально­го назначения) и порядковый номер.

Самоходные артиллерийских установки, рассматривав­шиеся как средство усиления пехоты и танков на поле боя, обозначались по-другому, по­скольку на вооружении вермахта и войск СС имелось большое количество их классов и типов. Свою систему обозначения имели штурмовые орудия, свою - самоход­ные гаубицы, ЗСУ и противотанковые установки. При этом,  в официальное обо­значение практически любой САУ, как правило, включалась и информация о танковом шасси, на базе которого она создана. Как и танки, большинство само­ходных артиллерийских установок имели также и сквозные индексы с порядковыми номерами в системе Sd. Kfz. Классификация самоходных артиллерийских установок вермахта различалась по нескольким основным классам: штурмовые орудия (Sturmgeschutz; StuG);  штурмовые гаубицы  (Sturmhaubitze; StuH);  самоходные лафеты и шасси (Selbstfahrlafetten; Sf.); штурмовые пе­хотные орудия (Sturminfanteriengeschutz; StuIG);  штурмовые танки (Sturmpanzer; StuPz.);  истребители танков / самоходные противотанковые орудия (Panzerjager, Pz.Jg; Jagdpanzer Jgd.Pz);  гаубичные САУ (Panzerhaubitze; Рz.Н); зенитные самоходные установки (Flakpanzer, Fl.Pz). Неупорядоченность с класси­фикацией и обозначениями усугублялась и тем, что машины одного из типов, после модернизации и внесения изменений в их конструкцию, приобретали совершенно иные свойства, т.н. 75-мм штурмовое орудие StuG.  III, которое после монтажа в нем  75-мм длинноствольной пушки, фактически превратилось в истре­бителя танков, но продолжало числиться как штурмовое орудие. Самоходные противотанковые установки «Мардер» также претерпели изменения в обозначении, вместо первоначального «Раk Slf» (самоходная противотанковая пушка) они стали называться «Раnzerjager» (истребитель танков).

Первым серийным немецким тан­ком стал легкий Рz. Крfw. I, поступив­ший в войска в 1934 году. В следую­щем году появился второй легкий танк Рz. Крfw. II. Эти машины получили провер­ку в боевых условиях в ходе граж­данской войны в Испании 1936 - 1939 годов.

Создание средних танков в Германии задерживалось ввиду неустано­вившихся тактико-технических требований к ним, хотя некото­рые фирмы еще в 1934 году присту­пили к разработке опытного об­разца с 75-мм пушкой. Гудериан считал необходимым иметь два типа средних танков: основной (Рz. Крfw. III) с 37-мм пушкой и тан­к поддержки с 75-мм короткоствольным орудием (Рz. Крfw. IV). Производство танков Рz. Крfw. III и Рz. Крfw. IV нача­лось в только 1938 году. 

После захвата Чехии, в марте 1939 года, вермахт получил более 400 современных чешских танков LТ-35 (Рz. Крfw. 35(t)). Кроме того, германские танковые войска значительно усилились выпускавшимися в оккупированной Моравии, но  уже по немецким заказам, танками LТ-38 (Рz.Крfw. 38(t)), которые обладали более высокими боевыми характеристи­ками, чем танки Рz. Крfw. I и Рz. Крfw.  II.   

На 1 сентября 1939 года танковый парк вермахта в боевых, учебных частях и на базах насчитывал 3195 машин. В действующей армии их было около 2800.

Потери немцев в бронетанковой технике в ходе польской кампании оказались небольшими (198 уничтоженных и 361 поврежден­ных) и были быстро вос­полнены промышленностью. По итогам сентябрьских (1939 года) боев Гудериан потребовал усилить броню и огневую мощь танков и увеличить выпуск Рz. Крfw. Ш и Рz. Крfw. IV. К началу кампании во Франции (10 мая 1940 года) 5 немецких танковых корпусов имели 2580 танков. Английские и французские тан­ки превосходили образцы против­ника по бронированию и вооруже­нию, но немецкие танковые вой­ска имели более высокую подго­товку и боевой опыт, а также луч­ше управлялись. Они использова­лись массированно, в то время как союзники вели танковые бои мелкими группами, не имея под­час тесного взаимодействия ни между собой, ни с пехотой. По­беда досталась немецким удар­ным группировкам.

Для нападения на Советский Со­юз немецкое командование в соста­ве 17 танковых дивизий сосредото­чило 3582 танка и САУ. В их чис­ло входили 1698 легких танков: 180 Рz. Крfw. I; 746 Рz. Крfw. II; 149 Рz. 35(t); 623 Рz. 38(t) и 1404 средних танка: 965 Рz. Крfw. III; 439 Рz. Крfw. IV, а также 250 штурмовых орудий. В войсках на­считывалось еще 230                командир­ских танков, не имевших пушечно­го вооружения. Бои на советско-германском фронте выявили ряд технических недостатков немецких танков. Низкими оказались их проходи­мость и подвижность на местности. По вооружению и бронирова­нию они значительно уступали советским Т-34 и КВ. Командова­нию вермахта стало ясно, что вой­ска нуждаются в более сильных машинах. Пока шла разработка новых среднего и тяжелого тан­ков, началось перевоору­жение Рz. Крfw. IV (устанавливалась длинноствольная 75-мм пушка с одновременным усиле­нием его брони). Это временно уравняло его с советскими танка­ми по вооружению и бронирова­нию. Но по остальным данным Т-34 сохранил свое превосходство.

Даже в разгар Второй мировой войны немцы не сразу приступили к форсированию выпуска бое­вой техники, а только когда перед ними замаячил при­зрак поражения. В то же время, в ходе боевых действий матери­альная часть немецких танковых войск непрерывно совершенство­валась качественно и росла коли­чественно. С 1943 года на полях сражений немцы ста­ли массированно использовать средний танк Рz. Крfw. V «Пантера» и тя­желый Рz. Крfw. VI «Тигр». В этих новых танках вермахта лучше бы­ло отработано вооружение, а к их недостатком была, прежде всего, большая масса. Толстая броня не спасала ма­шины вермахта от снарядов совет­ских пушек, установленных на танках Т-34-85 и ИС-2 и самоходных установках СУ-100 и ИСУ-122. Чтобы получить превосходство над советским танком ИС-2, в 1944 году со­здается новый тяжелый танк Рz.Крfw. VI В «Королевский тигр». Это был наибо­лее тяжелый серийный танк Второй мировой войны. В ходе войны немецкая про­мышленность все в большем ко­личестве стала производить само­ходные артиллерийские установки различного назначения. По мере перехода вермахта к оборонительным действиям рос удельный вес самоходной              артил­лерии по сравнению с танками. В 1943 году выпуск самоходных уста­новок превысил выпуск танков, а в последние месяцы войны пре­восходил его втрое. На советско-германском фронте в разное время находилось прибли­зительно от 65 до 80% бронетанковой техники вермахта.

Если бронетанковую технику Германии, соз­данную в период 1934 - 1940 годов, в основ­ном отличали высокая надежность, про­стота и удобство обслуживания и экс­плуатации, простота управления, то техника, созданная в годы войны, уже не могла похвастаться такими показателями. Спеш­ка и торопливость при разработке и запус­ке в производство танков Рz.Крfw.V «Пантера», Рz.Крfw.VI Аusf.Е «Тигр» и Рz.Крfw.VI Аusf. В («Королевский «Тигр») негативно сказа­лись на их надежности и эксплуатацион­ных характеристиках, особенно танков «Пантера» и «Королевский «Тигр». Кроме того, вермахт использовал и трофей­ную бронетанковую технику, но в довольно ограниченном количест­ве. Трофейные танки, как правило, были устаревшими и не представ­ляли большой ценности для фрон­та (кроме чехословацкого образца LТ-38). Вермахт приме­нял их на второстепенных театрах военных действий, для оккупаци­онных войск и борьбы с партизана­ми, а также для обучения танки­стов.

Трофейная техника использо­валась и для переделки под артил­лерийские самоходные установки, бронетранспортеры для доставки боеприпасов и т.п. На германский вермахт работали и все заводы оккупирован­ных немцами европейских государств. Два крупных завода Чехии «Skoda» (г. Пльзень) и SKD (г. Прага), переименованный в ВММ, произво­дили танки и на их базе САУ собственной разработки до конца войны. Всего чешские заводы вы­пустили более 6 000 танков и САУ. Танкостроительные заводы Франции привлекались в основ­ном для переделки трофейных французских танков, их ремонта или изготовления некоторых за­пасных частей для них же, однако ни одного нового танка или САУ там собрано не было. В Австрии, присоединенной в ходе аншлюса 1938 года к Третьему рейху, во время  Второй мировой войны был создан танкосборочный завод «Niebelungwerke» (фирма Steyr-Daimler-Puch) в г. Сент-Валентин. Его продукция включалась в общую сумму произ­водства заводов Германии. После капитуляции Италии в 1943 году ее территория частично была занята немецкими войска­ми. Некоторые танкостроитель­ные заводы на севере Италии, на­пример фирма Fiat-Ansaldo  (г.Турин), продолжали выпуск танков и САУ для немецких соединений, действовавших  в    Италии. В 1943 - 1945 годах они выпустили  более 400 машин. Всего же с сентября 1939 по март 1945 года немецкая промыш­ленность изготовила около 46 000 танков и САУ, причем на послед­ние приходится более 22 100 штук. Кроме этих машин, в Германии в годы Второй мировой войны также производились гусеничные, колесные и полугусеничные бронетранспортеры, бронеавтомобили, тягачи-транспортеры.

В Японию первые английские танки Мк V поступили в 1918 году, а в 1921 - танки Мк А и французские «Рено» FТ 17. В 1925 году из этих машин были сформированы две танковые роты. К собственному танкостроению японцы приступили только в 1927 году, когда были созданы несколько опытных образцов многобашенных танков массой около 20 тонн. В эти же годы закупались британские танки «Виккерс-6-тонн» и танкетка «Карден-Лойд» МкVI, французские танки «Рено» NC1 (последние состояли до 1940 года на вооружении под обозначением «Оцу»). На их базе японские фирмы начали разработку танке­ток и легких танков.

В 1931-1936 годах малыми сериями изго­тавливался средний танк тип 89. Это обозначение боевой техники было принято в воору­женных силах исходя из японско­го летосчисления, согласно кото­рому японский 2589 год соответ­ствовал 1929 году григорианского календаря. В 1933 году руко­водство Японии и военное командо­вание приняли решение о механи­зации японской армии и выдали соответству­ющие заказы промышленности. Сначала японские конструкто­ры отдавали предпочтение тан­кеткам. Первая из них - тип 92 (1932 года),  затем последовали сверхмалый танк тип 94 (1934 года) и малый танк тип 97 «Те-ке» (1937 года). Всего до 1937 года было построено более 1000 танкеток. Однако дальнейшее производство этого класса машин ввиду их низких боевых качеств прекратилось, хо­тя именно в Японии конструкция танкетки достигла наибольшего развития.

Японская танкостроительная промышленность с середины 1930-х годов полностью переключилась на раз­работку легких и средних машин. В 1935 году создается наиболее массовый легкий танк «Ха-го», а в 1937 году - средний «Чи-ха». По­следний, до конца Второй мировой войны, являлся основным образцом японских бронетанковых войск. В 1937 году увеличились темпы производства танков в связи с по­ставками для Квантунскои армии в Маньчжурии. Одновременно ве­лась модернизация машин «Ха-го» и «Чи-ха». В середине 1930-х годов командова­ние японской армии впервые проявило интерес к выпуску танков-амфибий, которые были необходимы для осуществления морских десант­ных операций в будущей войне. В это время разрабатываются образцы плава­ющих танков.

Японское танкостроение 1920 - 1930-х годов характеризуются тщательным изу­чением иностранного опыта; увлечением тан­кетками; сосредоточением усилий на создании легких и средних танков для вооружения Квантунской армии на территории Ки­тая, а также, начиная с 1933 года, использованием в танках дизельных двигателей. Японские танки прошли проверку боем в ходе боевых действий в 1930 – начале 1940-х годов на Дальнем Востоке против  китай­ских и монгольских войск, а также частей Красной армии. Полученный опыт боевого использования танков заста­вил японских конструкторов, в первую очередь, искать пути  по­вышения их огневой мощи и уси­ления броневой защиты. Всего в 1931 - 1939 годах япон­ская промышленность выпустила 2020 танков. Было разработано 16 образцов, в том числе 7 серий­ных.

С началом войны в Европе производство танков в Японии набирает темп: в 1940 году было изготовлено 1023 машины, в 1941 году - 1024. С учетом островного положения страны японское военное руковод­ство не стремилось наращивать свои тан­ковые и вой­ска. В изданном в 1935 году настав­лении по подготовке войск отме­чалось: «Основное назначение танков - бой в тесном взаимо­действии с пехотой».  С тактической точки зрения танки рассматривались только как средство поддержки пехоты и сводились в мелкие подразделе­ния. Основными их задачами считались: борьба с огневыми точками и полевой артиллерией и проделывание проходов пехоте в заграждениях. Танки могли посылаться в «ближние рейды» за передний край обороны противника на глубину не более 600 м. При этом, нарушив его систему обороны, они должны были возвращаться к своей пехоте и поддерживать ее атаку. Наиболее маневренным видом боевых действий были «глубокие рейды» вместе с кавалерией, моторизованной пехотой на автомашинах, саперами и полевой артиллерией. В обороне танки использовались для проведения частых контратак (в основном ночью) или для ведения огня из засады. Борьба с танками противника допускалась только при крайней необходимости. В ноябре 1941 года по оперативному плану ставки для захвата Филиппин­ских островов, Малайи, Бирмы и других территорий привлекались основные силы флота и авиации, а со стороны сухопутных войск выделялись 11 пехот­ных дивизий и только 9 тан­ковых полков.

К декабрю 1941 года танковый парк японской армии насчитывал около 2000 машин: в основном легких танков «Ха-го» и танке­ток, средних танков «Чи-ха» бы­ло несколько сотен. Начиная с 1940 года проводилась модернизация основных танков «Ха-го» и «Чи-ха». В результате, в заметных количествах в годы войны строились легкий танк «Ке-ну» и средний «Чи-хе». В 1942 году конструкторы создали плавающий танк «Ка-ми», кото­рый специалисты считают наилуч­шим образцом в истории японского танкостроения. Но и его выпуск был крайне ограничен. В том же году для борьбы с танками союзников и поддержки своих войск в японскую армию пошли в ог­раниченном количестве самоходные артиллерийские установки.

Японские танки имели слабое вооружение и броню, удовлетво­рительную подвижность, а также были недостаточно надежны и не обла­дали хорошими средствами на­блюдения и связи. Эти машины по вооружению, по защите и про­чим характеристикам отставали от образцов других воюющих стран. Поэтому, к концу войны японские наставления уже рассматривали танки как одно из наиболее эффективных противотанковых средств и нередко танки в обороне закапывались в землю. Основной чертой японского танкостроения явилось широкое применение дизельных двигателей. В ходе войны японское танко­строение испытывало постоянный недостаток сырья (стали) и квали­фицированной рабочей силы.  Максимального уровня произ­водство танков в Японии достигло в 1942 году и затем стало падать. Всего японская промышленность вы­пустила в 1942 – 1945 годах 2377 танков и 147 САУ.

Центральный музей Великой Отечественной войны настойчиво ведет работу по выявлению и собранию материальных свидетельств героического и трагического прошлого. С каждым последующим после войны годом становится все труднее проводить работу по комплектованию своих коллекций новыми образцами бронетанковой техники. В настоящее время музей располагает танками и другими бронеобъектами отечественного производства довоенного, военного и послевоенного периодов производства. Это дает возможность раскрыть основные этапы отечественного танкостроения, показать напряженный в невероятно сложных условиях труд рабочих, инженеров, конструкторов, технологов, организаторов производства, всех тружеников тыла в достижении Победы.

Коллекция бронетанковой техники СССР, Великобритании, США, Германии и Японии создавалась сотрудниками музея начиная с 1990 года. Большую помощь в этой работе оказывали Главное автобронетанковое управление Министерства Обороны Российской Федерации, руководство Пограничных войск ФСБ России, военно-патриотические общественные объединения, поисковые группы, ветеранские организации танкистов. Музей воссоздает недостающие образцы бронетанковой техники путем строительства их макетов из сохранившихся фрагментов, найденных поисковыми объединениями. Таким способом был воссоздан макет тяжелого танка КВ-1, макеты танков Японии. Ряд экспонатов перед их размещением на выставке вооружения был восстановлен специалистами 38 Научно-исследовательского испытательного института бронетанковой техники Министерства Обороны Российской Федерации.

Герои Города Техника
Мы в соцсетях
Яндекс.Метрика
© 2006-2015 Центральный музей Великой Отечественной войны | info@poklonnayagora.ru