Мы в соцсетях

Техника

Подробный каталог вооружения и военной техники, представленной
в экспозициях Центрального музея Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.
Военно-фортификационные сооружения

Издавна инженерное обеспечение боевых действий играло важную роль в достижении победы над врагом. Советские инженерные войска в годы Великой Отечественной войны с честью выдержали все тяжелые испытания, выпавшие на их долю. В Центральном музее Великой Отечественной войны на выставке вооружения, военной техники и фортификационных сооружений представлены основные типовые полевые инженерно-фортификационные сооружения периода Великой Отечественной войны, специально возведенные военными строителями УНР 960 Министерства Обороны Российской Федерации в 1994 году. Этот раздел экспозиции был создан в результате сотрудничества Центрального музея Великой Отечественной войны с Военно-инженерной академии им. Куйбышева, которая разработала (в соответствии с «Наставлением для инженерных войск. Полевая фортификация» 1943 года) проект «Площадки демонстрационного показа образцов инженерных сооружений и невзрывных заграждений периода Великой Отечественной войны». Раздел военных инженерно-фортификационных сооружений наглядно демонстрирует инженерное оборудование местности; устройство полевых дорог, временных мостов и переправ; невзрывные заграждения; оборудование пунктов управления того времени. Наряду с основной частью выставки – военными инженерно-фортификационными сооружениями, также представлены фрагмент участка советской государственной границы; отдельная площадка «База партизанского отряда», а также копия японского ДОТа, смонтированного в новой экспозиции «Трофейное японское вооружение и военная техника периода советско-японской войны 1945 года».

Инженерные войска в годы Великой Отечественной войны предназначались для выполнения наиболее сложных задач инженерного обеспечения общевойсковых операций (боевых действий), требующих специальной подготовки личного состава и использования средств инженерного вооружения, а также для нанесения потерь противнику путем применения инженерных боеприпасов. Организационно советские инженерные войска в годы Великой Отечественной войны состояли из соединений, частей и подразделений различного назначения, в том числе: инженерно-разведывательных; инженерно-саперных; заграждения; разграждения; штурмовых; инженерно-дорожных; понтонно-мостовых (понтонных); переправочно-десантных; инженерно-маскировочных; инженерно-технических; полевого водоснабжения и других. Героизм и высокие моральные качества советских саперов и военных строителей обеспечивали в годы Великой Отечественной войны успешное выполнение основных инженерных работ:

- ведение инженерной разведки противника, местности и объектов;

- возведение фортификационных сооружений (окопы, транши и хода сообщений, укрытия, блиндажи, убежища и др.); устройство полевых сооружений для размещения войск (жилых, хозяйственных, медицинских);

- устройство инженерных заграждений, в том числе – установка минных полей; производство взрывных работ; оборудование невзрывных заграждений (противотанковых рвов, эскарпов, контрэскарпов, надолбов и т.п.);

- разминирование местности и объектов;

- подготовка и содержание путей движения войск;

- оборудование и содержание переправ на водных преградах, в том числе, строительство мостов;

- добыча и очистка воды в полевых условиях и другие. Кроме того, они активно участвовали в противодействии системам разведки противника (маскировке); имитации наличия войск и объектов; обеспечивали дезинформацию и демонстративные действия по обману противника. Для этого они располагали специальными средствами инженерного вооружения.

В предвоенные годы Советское государство сделало все возможное, чтобы оснастить Красную армию, в том числе и инженерные войска, наиболее передовой техникой. Возможности отечественной промышленности в то время были очень ограниченными, поэтому главные усилия сосредоточивались на обеспечении армии основными образцами вооружения и боевых машин. Однако советские конструкторы уже тогда работали не только на сегодняшний день, но и на будущее. Уже в 1931 году военный инженер (впоследствии Герой Советского Союза) П. Мугалев начал работу над созданием танкового трала. Этот трал нашел широкое боевое применение в годы Великой Отечественной войны. Общая конструктивная схема его сохранилась и в современных тралах. В 1930-х годах начинаются работы по созданию миноискателей, конструируется саперный танк (на базе танка Т-26) – прообраз современного танкового мостоукладчика. Еще в 1930-м году народный комиссар по военным и морским делам СССР К.Е.Ворошилов утвердил «Систему инженерного вооружения» Красной армии, предусматривавшую весь комплекс технических средств, необходимых для решения задач инженерного обеспечения боя. В соответствии с принятой системой шло развитие специальной техники, которой оснащались инженерные войска. Уже к середине 1930-х годов саперы начали получать на вооружение современные для того времени понтонные парки, десантные лодки, катера, лесопильные средства, экскаваторы, машины для механизации дорожно-строительных работ. Значительное развитие получило минно-подрывное дело. В частности, наряду с новыми образцами противотанковых мин в предвоенные годы были созданы радиоуправляемые мины и фугасы. Подобных им в то время не имела ни одна армия мира. Применение средств управляемого минирования полностью оправдало себя в годы Великой Отечественной войны. В предвоенные годы появились и новые образцы противотанковых и противопехотных мин и взрывателей. Создавались и другие средства инженерных заграждений. В частности, поступили на вооружение Красной армии первые образцы подвижных электростанций высокого напряжения, предназначенные для электризации проволочных заграждений. Насыщенность инженерных войск техникой непрерывно возрастала. Только за период с 1935 года по 1941 год количество тяжелых понтонных парков (Н-2П) увеличилось в 3,5 раза; лесопильных рам и станков – в 3 раза; электростанций всех типов – в 4 раза; компрессоров – в 5 раз.

Великая Отечественная война для всех советских воинов стала самым суровым экзаменом. Инженерные войска Красной армии с самого начала оказались в чрезвычайно тяжелом положении. Саперные батальоны стрелковых дивизий и корпусов, ряд частей армейского и фронтового подчинения и строительные батальоны, занятые на строительстве укрепленных районов, вместе с пограничными частями попали под удары авиации, артиллерии и передовых частей противника и сразу же понесли большие потери в людях и технике. Многим инженерным частям и подразделениям буквально с первых часов войны вместе с пограничниками и частями прикрытия пришлось вступить в бой. С исключительной отвагой сражались на Юго-Западном фронте советские воины, занимавшие долговременные оборонительные сооружения, построенные в Перемышльском и Рава-Русском укрепрайонах Управлениями военно-полевых строительств. Перемышльский укрепрайон на новой границе протяженностью по фронту 120 км и в глубину 6–8 км имел 126 боевых сооружений с полным вооружением и боекомплектом. В начале войны все сооружения были заняты небольшими гарнизонами от 4 до 8 человек. Несмотря на постоянные артобстрелы и бомбежки ни один из ДОТов не пострадал, и вплоть до 27 июня 1941 года противник не смог прорвать оборону укрепрайона. Все 95-ть боевых сооружений Рава-Русского укрепрайона также были заняты гарнизонами по 5–6 человек. Ни один из гарнизонов не сдался врагу. Военные строители пополнили гарнизоны сооружений, которые сами же и построили. Комендант укрепрайона полковник Н. Сысоев отметил мужество строителей в боях на границе. Бойцы ДОТов, пополненные военными строителями, полевые войска и пограничники интенсивным огнем перемалывали живую силу 4-го корпуса 17-й армии вермахта. Только найдя слабо прикрытый стык между двумя укрепрайонами, противник сумел прорвать оборону частей Юго-Западного фронта на этом направлении. Защитники ДОТов сражались до последнего снаряда, до последнего патрона в пулемете. Если сооружение блокировалось врагом, бойцы открывали дверь и вступали в рукопашную схватку. В других случаях, когда создавалась безвыходная обстановка, гарнизоны ДОТов, не желая попасть в плен, подрывали сооружения и ценой своих жизней уничтожали штурмовавших их немцев. В этот же период основной задачей, поставленной перед советскими саперами, стало преграждение путей прорывающимся танковым и моторизованным колоннам противника. Выполняя эту задачу, саперы проявляли высокое мастерство, смекалку, мужество и стойкость. Так, специально сформированный отряд под командованием полковника М. Овчинникова имел задание любыми средствами задержать продвижение фашистских танков. Саперы взрывали мосты, минировали станции и лесные дороги, ставили мины и фугасы. Только со 2 по 10 июля 1941 года отряд взорвал 51 мост на шоссейных дорогах, заминировал 15 крупных железнодорожных мостов. Преданность Родине, готовность драться до конца, величайшую самоотверженность не раз демонстрировали воины инженерных войск. На реке Великая, под Псковом, семь отважных воинов под командованием лейтенанта С. Бойкова, не колеблясь, пожертвовали своими жизнями, взорвав мост вместе с ворвавшейся на него колонной вражеских танков.

В первые месяцы Великой Отечественной войны инженерные войска Красной армии понесли значительные потери табельных средств. Практически вся тяжелая инженерная и строительная техника, сосредоточенная на строительстве укрепрайонов на линии Сталина, а также большая часть переправочных средств и автотранспорта были уничтожены противником или самими войсками, дабы не достались врагу. Потери инженерных складов при общем недостатке средств инженерного вооружения создали бедственное положение со снабжением действующих войск. В то же время сложные условия военной обстановки (эвакуация или потеря многих заводов, изготовлявших инженерные средства, переключение их на производство боеприпасов и других видов военной техники) резко сократили возможности промышленного изготовления средств инженерного вооружения. Такое положение привело к значительному уменьшению технического оснащения войск табельными инженерными средствами и предопределило специфику дальнейшей работы по решению всех военно-инженерных задач, в частности, широкое использование подручных и местных средств, ручного труда и, как следствие, большого количества рабочей силы, создание новых табельных средств на простейших производственных предприятиях или в войсках и т. п.

Сначала задержать, а потом и остановить противника удалось благодаря трудовому героизму и мужеству советских людей, выполнившими колоссальную программу оборонительных работ. 13 октября 1941 года ГКО принимает постановление «О сформировании саперных армий общей численностью в 300 тыс. человек». Уже в октябре - декабре того же года было сформировано 10 саперных армий общей численностью 318000 человек. Каждая саперная армия состояла из двух – четырех саперных бригад (до 19-ти саперных батальонов в каждой), отрядов механизации, учебных и автотракторных батальонов (по одному на бригаду). Всего в саперной бригаде насчитывалось, как правило, до 10000, а в армии – до 40000 человек. В 10-ти саперных армиях было сформировано 40 саперных бригад и 640 батальонов. Саперные армии выполняли в этот период роль второго эшелона инженерных войск. На базе ряда саперных бригад этих армий позднее были созданы инженерные соединения, решавшие ответственные задачи инженерного обеспечения (штурмовые инженерно-саперные бригады). Так, на 5 декабря 1941 года силами инженерно-саперных и военно-строительных частей, а также местного населения в тыловых районах страны было возведено 10000 км оборонительных рубежей. К обороне было подготовлено более 100 крупных городов. Только осенью того же года на оборонительных рубежах вокруг Москвы саперами с помощью жителей столицы было построено более 4000 сооружений для огневых точек; отрыто свыше 300 км противотанковых рвов; устроено 260 км проволочных (в том числе 150 км электризуемых) проволочных заграждений. Причем, наряду с деревоземляными закрытыми огневыми сооружениями было построено значительное количество железобетонных ДОТов и полукапониров. По мере осложнения обстановки пришлось перейти на строительство из сборных железобетонных конструкций, что резко ускорило их возведение. Во второй половине декабря на оборонительных рубежах одновременно работали более 2,1 млн человек, в том числе 1,6 млн человек рабочих, колхозников, служащих, студентов, учащихся и свыше 500000 человек личного состава 10-ти саперных армий, военно-строительных управлений и частей (УОБР, УОС, УВПС, строительных, рабочих батальонов, колонн). Наряду со строительством оборонительных сооружений, под Москвой шло активное минирование саперами танкоопасных направлений, где гитлеровцы потеряли около сотни танков. В дни самых напряженных боев за столицу нашей Родины навеки вписали свои имена в историю 11 воинов-саперов под командованием младшего лейтенанта П. Фирстова, оборонявших один из участков у деревни Строково, северо-восточнее Волоколамска. Бойцы стояли насмерть. Приняв бой с батальоном противника, усиленным 20 танками, они бутылками с горючей смесью и гранатами уничтожили несколько танков, десятки немецких солдат. Не пропустив врага, дали возможность нашим войскам организованно отойти на новый рубеж. Всех одиннадцать отважных красноармейцев Родина удостоила орденов Ленина. В ходе контрнаступления под Москвой в декабре 1941 года инженерные войска обеспечивали прорыв обороны противника, принимали участие в отражении его контрударов. Саперы использовались, прежде всего, для развития путей, строительства мостов, переправ, прокладывания колонных путей для выхода танков в исходное положение, снятия минных полей, выполнения маскировочных мероприятий, а также в качестве инструкторов при оборудовании войсками полевых укреплений, огневых позиций артиллерии, аппарелей для танков. Наряду с проделыванием проходов в минных полях противника, восстановлением мостов и переправ зимой 1941–1942 годов инженерные войска прокладывали колонные пути в глубоком снежном покрове. Эту задачу им удалось успешно решить. В то же время, недооценка германским командованием природных условий (результат пренебрежения изучением театра военных действий в инженерном отношении) привела к огромным потерям немцев в технике, застрявшей в снегу. Росли и масштабы действий саперов в тылу противника по разрушению и минированию коммуникаций с целью срыва перевозок, дезорганизации его отхода, деморализации тыла. Так, в ходе зимнего контрнаступления 1941–1942 годов советские инженерные войска регулярно забрасывали в тыл противника команды разведчиков-подрывников. Только в феврале 1942 года саперы-подрывники одного из батальонов подорвали 7 мостов, установили 721 мину. За январь - март 1942 года инженерные войска Западного фронта оборудовали 58 переправ по льду; проложили 5387 километров колонных путей; навели 118 низководных мостов; сняли 21644 мины противника. В апреле 1942 года было сформировано несколько инженерных бригад специального назначения. Они предназначались для развертывания минной войны. Каждая бригада состояла из пяти – семи батальонов инженерных заграждений; одного – двух электротехнических батальонов (занимавшихся созданием электризованных проволочных заграждений) и батальона спецминирования (радиоуправляемые мины и фугасы). В августе того же года были созданы отдельные гвардейские батальоны минеров, предназначенные для действий в тылу врага. Так родилась новая форма боевого применения инженерных войск.

В мае 1942 года саперные бригады и батальоны перешли на новые штаты. Число саперных батальонов в бригадах было уменьшено до семи. В итоге всех переформирований к июню пять саперных армий насчитывали 32 бригады и 224 саперных батальона с общим количеством около 62000 человек. В дальнейшем, в связи с ухудшением общей обстановки на советско-германском фронте, на основании приказа Наркома Обороны от 17 августа 1942 года оставшиеся саперные армии были расформированы. Управления саперных армий переформировывались в пять управлений оборонительного строительства РГК, а 70000 человек их личного состава обращены на формирование строительных колонн. При подходе немцев летом 1942 года к Сталинграду инженерные войска возвели 1200 километров оборонительных рубежей. Особое значение в степных условиях пробрела задача водоснабжения, которую решали рота полевого водоснабжения и три гидротехнические роты. При обороне Сталинграда в полосе обороны 64-й Армии саперы установили 140000 мин, 80 фугасов, подорвали 19 мостов. На минных полях 64-й Армии противник потерял за месяц 65 танков. Военные строители внесли достойный вклад, как на подступах к Сталинграду, так и в самом городе в период с 17 июля по 18 ноября, для того, чтобы обескровить врага на созданных рубежах и подготовить условия для перехода советских войск в контрнаступление. Так, военные строители 26-го УОС военинженера 2-го ранга И. Маренного после завершения строительства 800 огневых точек, 70 баррикад в городе получили приказ командующего Сталинградским фронтом укрепить левый берег Волги и островов Сарпинский и Голодный. Работы на островах и в районе Красной Слободки велись под интенсивными огневыми ударами противника. Потери строителей на этих рубежах составили 105 человек убитыми и ранеными. В считанные дин и часы там, где требовала обстановка, возникали завалы, противотанковые препятствия, бронеколпаки, ДОТы и ДЗОТы. Военные строители трудились с огромной ответственностью и с таким напряжением, какое возможно только в условиях войны, смертельной опасности, нависшей над Родиной. Возведенные ими рубежи немедленно занимались линейными частями. Опыт обороны Сталинграда весьма поучителен: именно здесь произошла «индустриализация» полевого оборонительного строительства. Броня и металлоконструкции наряду с бетоном и железобетоном широко вошли в практику укрепления местности. Передний край выбирался в зависимости от местных условий за чертой города, на его окраине или внутри района застройки. В черте города широко использовались каменные здания, ограды из прочных материалов, развалины и подвалы крупных домов, система подземных коммуникаций и т.д. Наличие запасов строительных материалов и готовых элементов конструкций, а также строительных организаций с их техникой и кадрами давало возможность быстрого выполнения фортификационных работ. Всего за период обороны в Сталинграде на городском обводе было отрыто 11 км противотанковых рвов; более 2500 различных окопов; сооружено 200 ДЗОТов; 820 огневых точек; построено около 450 блиндажей и убежищ; 320 баррикад и приспособлено к обороне 186 зданий. Родина высоко оценила вклад военных строителей в создание Сталинградских рубежей – 30000 человек было награждено орденами и медалями, в том числе 3200 человек – военных строителей 24-го управления оборонительных сооружений.

Огромный размах вооруженной борьбы, оборонительные, а затем наступательные операции Красной армии предъявили ряд новых требований к военно-инженерным средствам и резко повысили их значение. Кроме разработанных в предвоенные годы средств потребовалось создание ряда новых образцов. Потребность в инженерных средствах возрастала с каждым месяцем войны. Были приняты меры к расширению промышленной базы для производства инженерных средств (по линии Главного военно-инженерного управления на заводах, складах и в войсках), а также к ускорению отработки и внедрению в войска новых образцов инженерной техники и наиболее рациональных способов организации инженерных работ. Был создан инженерный комитет с опытным полигоном, а затем с научно-исследовательским и проектным институтом. Задача обеспечения оборонительных действий Красной армии потребовала от инженерных войск широкого применения инженерных заграждений всех видов, особенно минно-взрывных, массового разрушения объектов, имевших большое военно-экономическое значение, поспешного возведения войсковых и тыловых рубежей. В этих целях инженерные войска использовали табельное подрывное имущество; различные виды ВВ; все имевшееся и вновь создаваемые противотанковые, противопехотные, противотранспортные и различные специальные мины; средства специального минирования с приборами, управляемыми по радио; средства электризации препятствий, маскировочные средства и приемы, а также все сохранившиеся инженерные машины для механизации некоторой части фортификационных работ. Эти средства нашли широкое применение и при обеспечении наступления советских войск, поэтому организация массового производства их, и прежде всего минно-взрывных средств, с первых дней войны и до ее окончания явилась важнейшей задачей Главного военно-инженерного управления Красной армии. Разработанные в ходе войны долговременные и полевые фортификационные сооружения в полной мере отвечали требованиям боевой практики. За короткие сроки были разработаны новые закрытые огневые и наблюдательные сооружения из заранее заготовленных деталей: несколько типов железобетонных колпаков, сборные железобетонные сооружения из балок и блоков. Большое распространение получил монолитный железобетонный колпак, разработанный по предложению военных инженеров Ш.С. Бузника, Л.Н. Никольского и С.В. Барсукова, а также фортификационные сооружения, собираемые насухо или на цементном растворе из стандартных железобетонных балок массой около 100 кг. Для наблюдательных пунктов были созданы литые колпаки ЛКМ и легкие сварные стальные колпаки КАНЗ. Разработаны также сборно-разборные металлические пулеметные сооружения типа РБК, несколько типов скрывающихся пулеметных сооружений упрощенной конструкции типа УСОТ-3 с ограниченным сектором обстрела и типа БСОТ-5 с круговым обстрелом. Для укрепления местности использовалась также пулеметная броневая конструкция ТЩ, рассчитанная на буксировку танком. Кроме того, были разработаны способы использования в фортификационных сооружениях башен советских танков Т-26, БТ-5, БТ-7, Т-34 и трофейных (последние обычно применялись на наблюдательных пунктах). Советскими инженерами в годы войны было создано и модернизировано 186 видов различных инженерных средств. С началом войны работы по созданию новых типов противотанковых и противопехотных мин и по усовершенствованию существующих были расширены, а число занятых выпуском мин предприятий возросло более чем в семь раз. Производственная база расширялась преимущественно путем переключения гражданской промышленности на выпуск военной продукции. Большое число непрофильных заводов было привлечено к изготовлению взрывчатых веществ и снаряжению мин. За время войны было принято и освоено производством более 40 типов и вариантов противотанковых и противопехотных мин и взрывателей. Обеспечение широко развернувшихся наступательных операций Красной армии потребовало массового внедрения инженерной техники и средств для проведения различных инженерных мероприятий не только инженерными частями, но и пехотой, артиллерией, танковыми войсками. В годы войны вся деятельность по созданию новых средств инженерного вооружения, модернизации существующих и производства их во все возрастающем количестве была направлена на успешное выполнение невиданного ранее объема инженерных работ. В то же время, практически вся механизация инженерных и строительных работ, проводимых с помощью строительных механизмов, была простейшая. Так, при отрывке котлованов под огневые сооружения использовались краны-рычаги. Расчет и три человека могли вынуть за смену до 45 кубометров грунта. Для рыхления грунта применялись лом Горохова, клин-баба, тракторные плуги-рыхлители. Горизонтальное перемещение грунта производилось конными волокушами. В конце 1943 года по предложению военного инженера А.Ф.Кравцова был разработан эффективный плужный траншеекопатель ПТК, который, работая вместе с танком, за один час обеспечивал отрывку 4 км траншей. Говоря о переправочных средствах в годы Великой Отечественной войны, необходимо отметить, что их недостаточные запасы, большие потери их в начале войны и значительно возросшая потребность Красной армии в понтонно-мостовых парках и других переправочных средствах в первые же месяцы войны потребовали резкого увеличения производства этих средств. Задачу эту удалось решить увеличением выпуска переправочных средств на тех заводах, которые производили их перед войной, а также привлечением дополнительных предприятий и производственных баз для массового изготовления новых переправочных средств, разработанных и принятых на вооружение армии уже в ходе войны (парки ДМП-41, ДМП-42, ТМП, ДЛП; лодки ДСЛ и другие средства). В результате проделанной работы, производство понтонно-мостовых и переправочных средств за короткое время резко возросло, и в 1942–1943 годах достигло наивысших показателей по сравнению с другими годами Великой Отечественной войны, что дало возможность уже к 1 января 1944 года и до конца войны обеспечивать в основном потребности фронта в переправочных средствах.

К началу второго периода войны в действующей армии имелось 962 инженерных и 75 понтонно-мостовых батальонов; 2 понтонно-мостовых полка; 110 отдельных рот и 15 отдельных отрядов различного направления. Продолжалось формирование инженерных соединений – бригад различного назначения. В июне 1943 года началось формирование инженерно-танковых полков, на вооружении которых стояли танки Т-34, оборудованные минными тралами ПТ-3. Это была новинка, потрясшая немецкие войска. После первого применения этих тралов в Берлин было доложено о применении русскими новых танков, нечувствительных к минам. В ходе войны было установлено огромное количество пулеметных железобетонных и металлических колпаков, огневых точек на базе танковых башен и танковых корпусов, но если того требовала и допускала обстановка, то возводились и сооружения из монолитного железобетона, как это было, например, в Ленинграде в 1943 году. Усовершенствовались даже способы строительства ДЗОТов, поскольку их деревянные конструкции стали изготавливать индустриальными методами, а на месте посадки лишь собирать их.

Необходимо отметить особенно большую роль инженерных войск на всех этапах Курской битвы. Советское командование знало о готовящемся наступлении вермахта. Замысел Ставки ВГК заключался в том, чтобы жесткой обороной обескровить и измотать ударные группировки гитлеровцев, а затем перейти в сокрушающее контрнаступление и разгромить их. Важную роль в подготовке оборонительных рубежей сыграли советские инженерные войска. В отличие от предыдущих двух лет войны в Курской битве все построенные рубежи занимались советскими войсками в расчете на то, что если даже противнику и удастся прорвать армейскую оборону, то в глубине он встретит не «оперативный простор», а новую, насыщенную инженерными сооружениями и занятую войсками оборону. За 3,5 месяца была создана самая совершенная в инженерном отношении и лучшая за истекшие годы войны оборона. Причем инженерное оборудование позиций и районов расположения проводилось всеми родами войск. Это делалось для создания наилучших условий для ведения огня из стрелкового оружия и боевой техники, повышения защиты частей и подразделений, затруднения продвижения противника по фронту и в глубину, скрытия расположения наших войск на позициях, в районах и их перемещений. Для достижения этих целей на позициях и в районах расположения войск возводились инженерные (фортификационные) сооружения различного назначения, дороги, колонные пути, мосты и переправы, взрывные и невзрывные заграждения, маскировочные сооружения. Наиболее сложные и трудоемкие задачи инженерного оборудования местности, такие как устройство мостов и переправ, минно-взрывных заграждений, оборудование пунктов управления, маскировочные мероприятия и другие, выполнялись инженерными войсками. Весь Курский выступ был покрыт сплошной системой траншей, окопов, противотанковых рвов, оборонительных сооружений, наблюдательных пунктов, блиндажей и убежищ. С апреля по июль было подготовлено восемь оборонительных полос и рубежей на глубину 250–300 км. Протяженность отрытых траншей и ходов сообщения достигала 8 км на один километр фронта. Общий объем выполненных инженерных работ был огромен. Так, только в полосе Воронежского фронта было открыто 4240 км траншей и ходов сообщения; 83912 окопов; 17505 убежищ и землянок; построено 5322 командных и наблюдательных пункта. На реке Дон был подготовлен Государственный рубеж обороны, причем там было возведено до 1500 км противотанковых рвов, завалов и проволочных заграждений. Такого количества заграждений, применяемых в одной операции, еще не знала история войны. Одновременно на всем пространстве выступа организованно и последовательно проводились крупные инженерные работы по обеспечению нового контрнаступления. Военно-строительные части совместно с инженерными и дорожными частями, с широким привлечением местного населения восстановили и построили 3000 км шоссейных и грунтовых дорог, возвели на них около 250 крупных мостов общей протяженностью около 6500 погонных метров. Они строили аэродромы, посадочные площадки, восстанавливали железные дороги, подъездные пути к ним, путевое хозяйство. С участием местного населения была восстановлена железнодорожная магистраль, соединяющая Воронеж и Курск с тыловыми районами страны. По решению ГКО от 8 июня 1943 года с целью бесперебойного снабжения войск Воронежского фронта за 32 дня была построена 95-километровая железнодорожная ветка Старый Оскол – Ржава. Строители совершили подвиг, равный по своей значимости – боевому. Люди трудились по 14–16 часов в сутки, часто подвергались бомбежке и обстрелу вражеских самолетов. Особое внимание при инженерном оборудовании плацдарма уделялось укреплению городов. Опыт ленинградского оборонительного строительства и создания укрепрайонов был использован при организации обороны Курска. В районе ст. Поныри был оборудован один из самых мощных узлов сопротивления. С фронта он был защищен минными полями. Подступы к траншеям прикрывались проволочными, в том числе электрифицированными, заграждениями. На танкоопасных направлениях были сооружены надолбы. Многие огневые точки имели бронированные или бетонные колпаки. В результате невиданных по масштабу строительных работ территория Курского выступа превратилась в мощный укрепленный район. При создании обороны на Курском выступе получила наиболее полное развитие траншейная система оборудования позиций. Впервые за время Великой Отечественной войны при строительстве линий обороны была создана чрезвычайно разветвленная система ходов сообщения и траншей. На Центральном и Воронежском фронтах, где затем противник пытался осуществить прорыв, было отрыто почти 10000 км траншей и ходов сообщения. Это обеспечило хорошее укрытие войск от огневого воздействия врага, позволило подразделениям быстро маневрировать. Инженерные войска провели громадную работу по маскировке позиций и объектов, только на ложные аэродромы в полосе Воронежского фронта противник сбросил 140 тонн авиабомб. Наряду с созданием мощной системы обороны, ее усилили и противотанковыми средствами. Выполняя эту задачу, инженерные войска Центрального и Воронежского фронтов произвели сплошное минирование перед передним краем главной полосы обороны и прикрыли минными полями танкоопасные направления – как перед передним краем, так и на значительном расстоянии от него. Это делалось для того, чтобы лишить маневра танковые части противника, если им удастся прорваться через наши оборонительные позиции. К началу оборонительного сражения саперами только в полосе обороны Центрального фронта (300 км) было установлено 237000 противотанковых и 162000 противопехотных мин; 146 объектных мин; 63 радиофугаса; 305 км проволочных заграждений. Более 637500 мин противотанковых и противопехотных мин; большое количество фугасов; 593 км проволочных заграждений было установлено саперами Воронежского фронта. Под Курском нашли применение и мины замедленного действия, радиоуправляемые мины. Потери противника на минных полях только в полосе Центрального фронта в первый же день боев составили 98 танков и штурмовых орудий. С началом Курской битвы немецкая 19-я танковая дивизия, наступавшая на позиции 81-й гвардейской стрелковой дивизии, с 5 по 18 июля только на минах потеряла 100 танков и 1000 солдат. А всего за время этой битвы на минах подорвалось более 1000 танков, самоходных установок и бронетранспортеров, сотни фашистских солдат и офицеров. Удачное сочетание минных полей с огнем истребительно-противотанковой артиллерии привело к тому, что до 80% подорвавшихся танков составили безвозвратные потери. Ставкой ВГК было приказано впредь обязательно сочетать огонь артиллерии и минные поля. Умелое сочетание фортификационных оборонительных сооружений, минно-взрывных заграждений и огня всех видов оружия позволило советским войскам устоять в обороне впервые за войну. С началом контрнаступления под Курском изменились задачи инженерных войск. Теперь предстояло не только устанавливать мины, а и снимать их, не разрушать мосты, а – восстанавливать. Так с началом контрнаступления только в полосе наступления 11-й гвардейской армии в ночь перед атакой наши саперы сняли свыше 30000 противотанковых и 12000 противопехотных мин. В ходе наступления впервые было успешно опробовано прикрытие обнажающихся флангов, наступающих соединений минами. Эти мины на путях фланговых контрударов немцев выставляли подвижные отряды заграждений. Подобные действия саперов позволяли не отвлекать наступающие части на защиту флангов, не бояться их отсечения и окружения.

В ходе всех наступательных операций инженерные войска с честью выполняли свои задачи, внося большой вклад в разгром немецко-фашистских захватчиков. Одной из наиболее сложных и важных задач, возлагавшихся на инженерные войска в наступательных операциях Великой Отечественной войны, стало инженерное обеспечение форсирования водных преград. Мужественно действовали саперы под Ленинградом, когда нужно было обеспечить преодоление водных преград, штурмовать укрепленные опорные пункты, прокладывать пути через глубокий снег и болота. Так, инженерное обеспечение боевых действий наступавших частей Ленинградского фронта потребовало огромной работы военных строителей 34-го управления военно-полевого строительства. Бойцы строительных колонн, заготовившие заблаговременно большое количество фашин, использовали их для прокладывания и ремонта путей в ходе продвижения войск вперед. Другой не менее важной задачей стала необходимость сплошного разминирования освобожденной от врага территории. К лету 1944 года в сплошном разминировании освобожденной территории участвовали 28 отрядов разминирования; 18 батальонов собак-миноискателей; 20-я мото-инженерная и 6-я штурмовая инженерно-саперные бригады; 238-й и 327-й инженерные батальоны и 12 военно-строительных отрядов. Общее число занятых на сплошном разминировании составляло 23600 человек. Так, только после освобождения Харькова 23 августа 1943 года советскими саперами было проверено 670 км улиц; 1624 квартала; 9700 зданий; снято и обезврежено 61300 мин, 320 фугасов и мин-«сюрпризов».

Накопленный в 1941–1943 годах опыт применения советских инженерных войск позволил успешно использовать их во всех последующих боях за освобождение оккупированных областей нашей страны и восточноевропейских государств в 1944–1945 годах. Численность инженерных войск постепенно возрастала. К 1944 году они составляли до 7% общей численности армии. Саперные армии были расформированы, т.к. опыт показал громоздкость подобных формирований в условиях многообразия решаемых инженерными частями задач, трудность управления ими. С лета 1943 года основным формированием инженерных войск являлась инженерная бригада, состоявшая из различного количества батальонов. Количество и типы, входящих в состав каждой бригады батальонов зависел от театра военных действий, задач, решаемых общевойсковыми соединениями, рода боевых действий. Таким образом, советские инженерные бригады получили очень гибкую «модульную» штатную структуру. В большинстве наступательных операций в эти годы советским войскам приходилось прорывать мощную, местами долговременную оборону противника. Оборонительные полосы тактической зоны, особенно главная, имевшая глубину 6-8 и более километров, оборудовались широко развитой системой траншей и ходов сообщения. На важнейших участках возводились долговременные сооружения, плотность которых достигла 2-х–4-х, а в укрепленных районах – 8-ми – 12-ти сооружений на один км фронта. Минные поля глубиной до 100 метров устанавливались перед первой, второй, а иногда и перед третьей траншеями. В оперативной глубине обороны на важнейших направлениях оборудовалось три – четыре и более рубежей на глубину до 200–250 км, а в ряде случаев и больше. Например, между Вислой и Одером противник создал семь оборонительных рубежей на глубину до 500 км. Для прорыва такой обороны противника и развития наступления на большую глубину в операциях 1944–1945 годов создавались более мощные, чем в 1943 году ударные группировки советских войск. При прорыве такой обороны, насыщенной долговременными огневыми точками, особенно укрепрайонов, и при штурме городов в массовом порядке создавались штурмовые группы и отряды. Потребность в саперах достигла до 10 саперных рот на 1 км фронта прорыва.

Огромное значение для поддерживания высоких темпов наступления имело инженерное обеспечение форсирования рек, своевременное выдвижение переправочных средств к водной преграде. Инженерные войска, обеспечивая форсирование каждой последующей реки, в то же время содержали переправы и на предыдущей. При форсировании Днепра, Буга, Прута, Вислы, Одера и многих других рек советские воины-саперы проявили отвагу и массовый героизм. Лишь за форсирование  Днепра около 300 воинов инженерных войск были удостоены звания Героя Советского Союза. Только в саперном взводе, которым командовал лейтенант В. Швец, Героями Советского Союза стали семь человек. Осенью 1943 года при форсировании Днепра инженерные войска применили новинку – подводные мосты. Они строились таким образом, что проезжая часть была ниже поверхности воды на 30 – 40 см. Мост с воздуха не наблюдался. Несмотря на трудность наведения подобного типа переправ, новинка себя оправдала. Ни один из таких мостов не был разрушен ни авиацией, ни артиллерией противника. В непролазную распутицу весной 1944 года только на Правобережной Украине саперы в кратчайшие сроки построили свыше 400 мостов.

Впереди наступающих частей Красной армии активно действовали инженерные группы специального назначения. Они вели инженерную разведку местности предстоящих боевых действий, взрывали мосты, железнодорожные сооружения. Главный штаб партизанского движения нацелил партизанские отряды на тесное взаимодействие с группами инженерного спецназа. Во взаимодействии с Главным военно-инженерным управлением РККА он разработал и осуществил летом – осенью 1943 года план «рельсовой войны». Сосредоточив силы на наиболее вероятных направлениях движения советских войск, немцы не предполагали продвижения танков и тяжелой артиллерии через болота. Но советские инженерные войска справились с труднейшей задачей устройства дорог через болота и смогли вывести танки и пехоту в тыл обороняющихся немцев. В 1944 году изменилась штатная структура инженерных войск. С июня этого года каждая общевойсковая армия получила инженерно-саперную бригаду. Инженерные бригады специального назначения были переформированы в моторизованные инженерные бригады и переданы в подчинение фронтов. Для инженерного обеспечения прорыва укрепленных полос обороны противника были сформированы 6 штурмовых инженерно-саперных бригад Резерва Верховного Главнокомандования. В их состав вошли батальоны ранцевых огнеметов РОКС-3, инженерно-танковые полки с тралами ПТ-3 (танки Т-34/76, Т-34/85), полки огнеметных танков ОТ-34, роты собак-миноискателей, а личный состав этих бригад оснащался стальными нагрудниками (бронежилетами) СН-42. Штурмовые инженерно-саперные бригады, в ряде случаев, кроме выполнения задач инженерного обеспечения штурма и прорыва укрепленных позиций противника, выполняли и задачи общеармейские. Так в боях за Вильно в июне 1944 года 4-я штурмовая инженерно-саперная бригада прорвалась в центр города, уничтожив 2092 солдата противника, взяв в плен 3116 солдат и освободив концлагерь с 2800 заключенными. Так же успешно сражались и воины-саперы других инженерных частей. В завершающих боях на реке Одер в ночь на 19 апреля 1945 года воины саперного батальона под командованием капитана Агамирова начали переправу. За двое суток они сумели переправить на обороняемый противником берег две стрелковых дивизии. Саперы работали, не зная сна и отдыха. Рядовой Климюк сделал 50 рейсов под огнем противника. Младший сержант Тарасенко 42 раза пересек реку, доставив на своей лодке 300 бойцов. Раненный в первом же рейсе, он категорически отказался отправиться в тыл и продолжал выполнять боевую задачу. Двое суток не прекращал переправу рядовой А. Евтушенко. Много раз ему пришлось заделывать пулевые и осколочные пробоины в лодке, но, несмотря на это, он упорно совершал рейс за рейсом. За проявленное мужество ему, как и ряду других воинов-саперов было присвоено звание Героя Советского Союза.

Еще одним видом специальных военно-инженерных работ, выполнявшихся в годы войны инженерными частями, была оперативная маскировка. Примером может служить участие 23-го управления оборонительного строительства (УОС) РВГК в оперативной маскировке подготовки наступления войск 1-го Украинского фронта с Сандомирского плацдарма в Висло-Одерской наступательной операции. Ее целью являлось сокрытие подготовки главного удара фронта с плацдарма в направлении на Бреслау и организация на восточном берегу Вислы демонстрации подготовки наступления на Тарнув, Краков. С 1 декабря 1944 года основная часть сил 23-го УОС – около 3000 солдат и офицеров – под руководством начальника управления полковника А. Загороднего приступила к оборудованию массивов хвойных лесов на плацдарме для скрытого размещения двух общевойсковых и одной танковой армий, нескольких танковых корпусов и артиллерийских соединений РВГК. Части 23-го УОС заготавливали макеты танков, автомобилей и орудий, которые перевозились на железнодорожных эшелонах, сосредоточивались в районах ложного размещения войск. К 9 января 1945 года было установлено 400 макетов танков, 500 макетов автомобилей и 1000 макетов орудий. Маскировка была проведена очень успешно. Немецкое командование было дезориентировано в отношении нашей группировки, времени наступления и направления главного удара, ложная группировка войск на восточном берегу Вислы сковала механизированные и танковые соединения противника, предназначенные для отражения ожидаемого удара.

При наступлении на Берлин высокопрофессионально действовали инженерные части 1-го Украинского фронта. Обеспечивая продвижение танковых и общевойсковых армий, они прокладывали дорогу танкам; снимали мины (было обезврежено 88448 противотанковых и противопехотных мин, 10444 фугаса); ликвидировали 547 баррикад и завалов; устраивали проломы в стенах зданий; построили и навели 232 моста; оборудовали 52 брода. Беспримерную отвагу проявили саперы, обеспечивающие продвижение наших войск через пограничные укрепления и хребты Хингана, при разгроме Квантунской армии японских милитаристов.

В годы Великой Отечественной войны было произведено и поставлено фронту: противотанковых мин – 24837500 штук; противопехотных – 40443800 штук; специальных – 1437200 штук и взрывчатых веществ – свыше 34000 тонн, которые широко использовались инженерными войсками Красной армии и партизанскими отрядами с большим успехом. Противник потерял на наших минах более 10000 танков и бронетранспортеров и многие тысячи автомашин; десятки тысяч солдат и офицеров; многие сотни эшелонов с войсками и военным имуществом. Советские саперы построили и восстановили 5920 мостов протяженностью в 141770 погонных метров, а также 385420 км фронтовых дорог; построили 562 оборонительных рубежа общей протяженностью 50600 км и 122400 различных закрытых огневых и наблюдательных фортификационных сооружений, а также 13400 защитных фортификационных сооружений; оборудовали свыше 71000 км траншей и ходов сообщения, более 22000 км невзрывных заграждений (противотанковых рвов, эскарпов и линий надолбов); выполнили земляные работы объемом более 233 млн. кубометров; разминировали около 105000 населенных пунктов; очистили от вражеских мин 765000 квадратных километров территории.

К концу Великой Отечественной войны в Красной армии насчитывалось 109 инженерно-саперных бригад и 1129 отдельных инженерных, саперных, понтонных и специальных батальонов. За мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, более 100000 воинов инженерных войск были награждены орденами и медалями, 642 из них присвоено звание Героя Советского Союза, 266 – стали полными кавалерами ордена Славы. За подвиги и воинский труд в годы Великой Отечественной войны 6 инженерных бригад, 190 отдельных инженерных, саперных и понтонных батальонов, 5 отдельных инженерных рот удостоены звания гвардейских. Многим из них были присвоены почетные наименования, отражавшие славный боевой путь Вооруженных Сил СССР в годы Великой Отечественной войны.

Полевые инженерно-фортификационные сооружения

Полевые инженерно-фортификационные сооружения способствовали в ходе Великой Отечественной войны более эффективному применению в бою оружия и боевой техники, повышению устойчивости управления войсками, скрытому маневру, защите личного состава и материальной части от воздействия средств поражения противника. По назначению они подразделялись на сооружения для:

- ведения огня (окопы, траншеи, долговременные огневые сооружения и другие);

- наблюдения и управления (наблюдательные и командные пункты);

- защиты личного состава (щели, блиндажи, убежища);

- защиты военной техники и материальных средств (котлованы, укрытия);

- укрытого сообщения (ходы сообщений, потерны);

Даже простейшие сооружения полевые инженерно-фортификационные сооружения повышали надежную защиту личного состава от пуль, осколков примерно в 2 – 3 раза.


В годы Великой Отечественной войны широко использовались окопы – земляные сооружения для ведения огня из боевой техники (танков и САУ, а также артиллерийских орудий и т.п.) и защиты от огня противника. Укрытия для боевой техники были аналогичны окопам и отличались от них лишь своей глубиной, длиной аппарели (съезда) и высотой бруствера. Однако, в отличие от окопов, укрытия предназначены лишь для защиты боевой техники от средств поражения противника. Вести огонь из них невозможно, т.к. наивысшая точка машины находится ниже высоты бруствера. Хотя в годы войны иногда использовался т.н. «окоп-укрытие». Собственно, он и представлял собой окоп, но вместо передней выездной аппарели в нем была устроена аппарель вниз в укрытие, а далее само укрытие. Так, танк постоянно мог находиться в этом укрытии, а для производства выстрела задним ходом выезжал в окоп. После выстрела танк сразу же съезжал в укрытие. Живучесть танка была в таком сооружении значительно выше, но от окопа-укрытия достаточно быстро отказались из-за очень большого объема земляных работ при его сооружении и повышенной трудности маскировки. Кроме того, при разрушении окопа танк в укрытии сразу же оказывался в ловушке. Для не боевой техники (автомобили, инженерная техника, машины связи, полевые кухни, санитарный транспорт, мотоциклы и т.п.) отрывались укрытия, аналогичные окопам для укрытия для боевой техники. Окоп или укрытие для техники мог быть сквозным (позволяющим въезд и выезд техники в обоих направлениях) или тупиковым (въезд и выезд только в одну сторону). Как правило, при отрывке сооружения машинным способом оно выполнялось сквозным (так землеройной технике проще производить отрывку), а при отрывке вручную большими саперными лопатами сооружение обычно делалось тупиковым (значительно сокращается объем земляных работ). Размеры (длина, ширина, глубина, высота бруствера, длина аппарели) зависят от размеров укрываемой техники, прочности грунта, типа укрываемой техники, задач сооружения (окоп или укрытие). В обязательном порядке в наиболее низком месте дна окопа (укрытия) устраивался водосборный колодец, а при возможности водосливный колодец. В слабых грунтах на дно сооружения и аппарель укладывались жерди, фашины, бревна, щиты с тем, чтобы машина не увязла в окопе и могла выехать из него без посторонней помощи. Для боевой техники бруствер в секторах ведения огня понижается до нулевой линии огня данного образца машины.  Для танков и САУ глубина окопа зависела от выбранного способа ведения огня. Окоп с круговым обстрелом обеспечивал круговое наблюдение и ведение огня в любом направлении, но снижал защищенность машины. Окоп с ограниченным сектором обстрела ограничивал огневые возможности машины, но делал ее практически неуязвимой от огня противника (передняя часть башни танка (САУ) имеет максимальную бронезащиту, и, кроме того, противнику очень трудно обнаружить и поразить столь малоразмерную цель). Во всех случаях танк (САУ) в окопе мог успешно противостоять трем – четырем танкам противника, находящимся на открытой местности. В обязательном порядке окопы и укрытия маскировались подручными средствами или маскировочными сетями.


В Центральном музее Великой Отечественной войны в экспозиции вооружения, военной техники и фортификационных сооружений представлены 7 советских стрелковых щитков пяти модификаций. Наряду с советскими стрелковыми щитками в экспозиции Центрального музея Великой Отечественной войны представлены 5 германских стрелковых щитков трех модификаций.

Невзрывные (фортификационные) заграждения

Инженерные заграждения предназначены для задержания продвижения противника, нанесения ему потерь в живой силе и технике, создания наиболее благоприятных условий своим войскам для поражения противника всеми видами оружия. Создаются инженерные заграждения по рубежам (перед позициями своих войск) и по направлениям; они должны быть неожиданными для противника, устойчивыми ко всем видам огневого воздействия и не стеснять маневра своих войск. Инженерные заграждения по способу воздействия на противника подразделяются на минно-взрывные, невзрывные и комбинированные.

В годы Великой Отечественной войны Красная армия широко использовала искусственные препятствия в виде невзрывных (фортификационных) заграждений с целью замедлить или остановить продвижение противника, расстроить его боевые порядки и способствовать его наибольшему поражению огневыми средствами. Невзрывные заграждения по назначению делились на противотанковые, противопехотные, противотранспортные и противодесантные.

Интенсивное насыщение в 1930-х годах бронетанковой техникой армий большинства стран мира и ее активное использование во всех видах общевойскового боя потребовали создания адекватных средств борьбы с бронетехникой противника. Одним из таких средств борьбы стали противотанковые препятствия, которых было очень много, причем как естественных, так и искусственных. К естественным противотанковым препятствиям относились топкие болота; глубокие с крутыми берегами овраги, реки, озера; густые леса с толстыми деревьями и т.п. При расположении на местности и организации противотанковой обороны предполагалось широко использовать все защитные свойства местности, в случае необходимости усиливая и дополняя естественные препятствия искусственными. К искусственным противотанковым препятствиям относились препятствия, возведенные на местности из земли, снега и льда, дерева, камня, бетона, металла, в том числе – рвы, эскарпы, контрэскарпы, тетраэдры, металлические ежи, рогатки, баррикады в населенных пунктах и другие. Невзрывные заграждения, как правило, были простыми по своему устройству. Во время войны для выполнения работ по их возведению широко привлекались местное население, а также техника и механизмы, используемые в гражданском строительстве. Противотанковые заграждения включали в себя: земляные заграждения (рвы, эскарпы, контрэскарпы, воронки); тетраэдры, надолбы деревянные, металлические, железобетонные, каменные; барьеры в лесу из бревен; завалы; заграждения из металлических ежей; баррикады в населенных пунктах; снежные валы и др. В экспозиции музея противотанковые заграждения представлены: металлическими ежами; рогатками; сваренными из швеллера и уголка; бетонными тетраэдрами; надолбами из бревен.

Противопехотные заграждения могли быть переносными и постоянными. Их устраивали, главным образом, из колючей и гладкой проволоки. К переносным – относились: малозаметные проволочные сети, спирали, рогатки, ежи и др. К постоянным –проволочные заборы, проволочные сети на высоких и низких кольях, проволока в наброс и др.

Заграждения располагались впереди траншей не ближе 40 м и не далее чем в 100 – 150 м. В экспозиции музея противопехотные заграждения представлены переносными (проволочные ежи, рогатка) и стационарными (забор из колючей проволоки).

Все невзрывные (фортификационные) противотанковые и противопехотные заграждения были изготовлены и установлены в музее военными строителями УНР 960 в 1995 году.


Противопехотные проволочные препятствия

«Дорога войны»
В экспозиции военных инженерно-фортификационных сооружений Центрального музея Великой Отечественной войны отдельный раздел «Дорога войны» посвящен не только автомобильным войскам Красной армии, но и вкладу в дело Победы инженерно-дорожных и понтонно-мостовых (понтонных) частей инженерных войск, занимавшихся строительством в годы войны полевых войсковых дорог, временных мостов и переправ.

Герои Города Техника
Мы в соцсетях
Яндекс.Метрика
© 2006-2015 Центральный музей Великой Отечественной войны | info@poklonnayagora.ru